Bella Ciao, батальоны курдских феминисток и либертарная Роджава

В последние недели в моем плейлисте снова, как это не раз бывало за лет 10, идет «левацкий период» — я слушаю много лево-либертарной, анархистской и даже коммунистической музыки. Выйдя в очередной раз в YouTube на поиск интересных каверов легендарной “Bella Ciao” (пел ее еще в школьном хоре), я набрел на воистину удивительную песню — удивительную и красотой и тематикой:

Этот курдский кавер “Bella Ciao” посвящен женщинам, воюющим против т.н. «Исламского государства». Я немного поинтересовался вопросом. Оказывается, речь идет не об единичных отчаянных воительницах, и даже не об отдельных небольших женских отрядах (как было в УСС, о чем я тоже недавно узнал), а о целой женской армии.

YPJ (Отряды женской самообороны), по разным данным, насчитывают от 7 до 10 тыс. участниц. Курдские СМИ утверждают, что женские подразделения сыграли жизненно важную роль в битве против исламистов за Кобани (напомню, для тех, кто не следит еще и за той войной, что в начале 2015-го курдским и ассирийским-христианским силам удалось остановить наступление ИГИЛ в городе, а потом и отбросить их армию от Кобани). Также известно, что именно Женская самооборона сыграла ключевую роль в спасении тысяч езидов на горе Синджар, где суннитские фанатики ИГИЛ проводили массовые убийства этой этно-религиозной группы.

Кстати, я не ради красного словца назвал YPJ в заголовке феминистками. Многие западные очевидцы характеризуют эту организацию именно как феминистическую, которая хоть и создавалась для других целей, но стала важным фактором консолидации женского движения и борьбы курдских женщин за свои права. Так, например, генерал Зилал заявила (тут я пожалел, что начал пост на русском, ибо в этом языке очень плохо с феминитивами), что лично она не хочет выходить замуж и плодить детей, а хочет быть свободной. Вот как-то так.

Также я был слегка ошарашен, когда прочел о том, какое государство создают сирийские курды при помощи своих иракских одноплеменников. Страна называется Роджава или Сирийский Курдистан, она состоит из трех разделенных кантонов — Африн, Джазира и Кобани. Западные наблюдатели характеризуют ее как либератно-социалистическую, про-феминистскую, демократическую конфедерацию. А британская правозащитница Маргарет Оуэн, совершив поездку в Роджаву, была удивлена тем, сколько власти делают для защиты прав человека. Власти Роджавы защищают этнические и религиозные меньшинства — гарантируют им представительство в органах власти, восстанавливают христианские церкви. Human Rights Watch отмечает, что хотя там и происходят нарушения прав человека, но власть реагирует на критику адекватно и уже немало сделала для устранения проблем.

То есть в той «горячей точке» планеты, которой сегодня являются территории Сирии и Ирака, создается не только мракобесное религиозно-фанатическое «Исламское Государство», но и происходят крайне интересные события — женщины борются за свои права, провозглашаются западные ценности — быть может там куется что-то новое и конструктивное для Среднего Востока и многих других стран.

Флаг Роджавы и курдский ополченец возле Африна, 2012. NB: он не пальчик в небо тычет, как фанатики-мусульмане, а показывает наш, европейский и светский, знак «V» - победа.
Флаг Роджавы и курдский ополченец возле Африна, 2012. NB: он не пальчик в небо тычет, как фанатики-мусульмане, а показывает европейский и светский знак «V» – победа.

P.S.

Кстати, еще одним сигналом некоего нового конструктива, могущего возникнуть из борьбы курдов против суннитских фанатиков, можно считать и личность Джилл Розенбергволонтерки с гражданством Канады и Израиля, которая вступила в Отряды женской самообороны и воюет против ИГИЛ. Пишут, что она пользуется поддержкой курдов, особенно тех, которые симпатизируют Израилю и его национальной борьбе. Кстати, сама Розенберг — преинтересный персонаж, такая классическая путешественница-авантюристка, о которых пишут книги и снимают фильмы, несмотря на неоднозначные порой поступки. Израильские власти ей грозят, зато канадские даже хвалят (на уровне министра общественной безопасности). Вот такие пироги.

Исламисты из Панкиси и когнитивный диссонанс эпохи масс

Прочитал репортаж «Был бы зал для регби — не нужен был джихад» Почему жители Панкисского ущелья воюют за ИГИЛ. Интересный материал. При этом, по прочтении его, я сделал вывод прямо противоположный мнению, процитированному журналистом в заголовке.

В статье отмечается, что все родственники уехавших на войну уверяют, что те едут в «Исламское государство», ибо «в Панкиси нет работы и нечем заняться». Далее приводятся те самые слова о регби. Но штука в том, что говорит эту фразу женщина, дети которой выросли в достатке в зажиточной Австрии, но потом сорвались, побросав беременных жен, и уехали воевать в Сирию, где и погибли в боях за торжество своей религии. Надо полагать, в Австрии тоже просто не было зала для регби и работы?

Объяснять готовность умирать, убивать или желание отрешиться от мирских благ и продолжения рода сугубо материальными вопросами (включая т.с. низшую психологию) – это мода эпохи торжества масс. Подобным образом во все времена мыслят «гречкосеи», которые просто не способны понять «казаков», но для себя пытаются объяснить их поступки как могут («все из-за денег», «миром правят деньги» и т.п.).

Два главных интеллектуальных течения эпохи масс – либерализм и социализм. Первый появился раньше и имел общую тенденцию объяснять все в человеческом обществе материальным интересом, но он концентрировал внимание все-таки в несколько иной области, потому лишь подготовил пути младшенькому. Второй же сделал ультра-меркантильный подход центральным для себя и систематизировал его, создав учение о «базисе и надстройке», которое в наше время де-факто принимается далеко не только социалистами. С победой этих течений произошла экономизация всех сфер жизни. Т.е. если раньше массам сам образ жизни (религии, традиции, ритуалы, элита) наперекор их желанию вдалбливали, что деньги и жратва – это еще не все, то сегодня их уже ничто не сдерживает от самого примитивного материального меркантилизма. В результате настало время, когда победившие массы даже не верят, что может быть иная мотивация в жизни человека, кроме материальной выгоды.

P.S.

Да, грешен, я немного злорадствую, когда смотрю на когнитивный диссонанс, который испытывают массы (включая правящие масс-элиты), глядя на совершенно абсурдную с их т.зр. мотивацию. При этом к самой войне и убийству вообще, я, конечно, отношусь негативно. Но выбор военной агрессии людьми нематериальной мотивации зависит от их идеалов, которые просто бывают очень разными (включая и мрачные, вроде джихадизма и «русского мира»).

Эллины-буддисты. Европейско-китайская философия

Все-таки, когда читаешь первоисточники по древней истории, а особенно — по истории философской мысли, то сильно удивляешься. Шаблон даже разрывает иногда, а порою — крышу сносит, да.

Вот, берешься читать «Строматы» милого моему сердцу Отца Церкви, философа, апологета философии историческими методами Климента Александрийского (главное его не путать с другим Отцом Церкви — Кириллом Александрийским — маньяком и подлецом), а там попадается преинтереснейшее:

Итак, философия, подобно драгоценному камню, издавна сияла у варваров. Позднее проникла она и в Элладу. В Египте носителями ее были прорицатели, в Ассирии – халдеи, в Галлии – друиды, в Бактрии – саманеи, у кельтов были свои философы, а в Персии – маги (эти последние возвестили рождение Спасителя прежде всех и прибыли в Иерусалим, следуя за звездой). В Индии занимались философией гимнософисты. Были философы и в других землях. Среди гимнософистов или голых факиров, различаются два рода. Одни называются сарманы, другие же – брамины.

Что сарманы — это буддисты, я уже знал. А вот кто такие саманеи? Оказывается, саманеями на палийском называли буддийских монахов!

Выходит, в греко-арийской Бактрии (это уже времена после Греко-Бактрийского царства — Кушанское царство) буддизм был заметен настолько, что возможно даже какое-то время доминировал над зороастризмом. Значит, вполне могло быть, что целые поколения местных эллинов были буддистами.

Собственно, я давно читал о чарующем феномене греко-буддизма, но впервые сам фактически набрел в первоисточниках на упоминание о нем.

Самое веселое в греко-буддизме то, что именно буддисты Бактрии, как я понимаю, проповедовали Китаю. Т.е. вполне не исключено, что сам великий Махаянистский Буддизм был плодом греко-индийского взаимодействия. Так Европа — дитя средиземноморской Азии — прошла дальше на восток самой своей восточной матери-Азии и оплодотворила великую Поднебесную и все ее окружение, включая Тибет и Страну Восходящего Солнца.

Надо сказать, как раз об этом я недавно читал у Тойнби, но относился к этому как к приступу европоцентризма у обычно не-европоцентричного исследователя. А вот же, оказывается, в подобном мнении о Махаяне он, похоже, таки прав…

P.S.
В свою очередь европейско-азиатско-индийская Махаяна, взаимодействуя с даосской закваской Китая, родила такое явление как чань-буддизм. Вот и выходит, что дзэн — дитя всех величайших философских традиций Евразии. По-моему, в высшей степени закономерно, что после покорения Западом всего мира, дзэн пришел и в Европу и в ее Америку и в наше Околоевропье (Руський мир). Это один из тех многочисленных плюсов, порожденных все-таки весьма варварским захватничеством т.с. наших кузенов-европейцев…

Плач Бейрута


Не знаю, як це назвати. Джазова етніка великого міста, яка органічно перетікає у рок-н-рол найвищої проби? Ібрагім Малуфбог Джиммі Гендрікс труби. До того ж він грає на незвичайній трубі із четвертим вентилем, яку, як каже Вікіпедія, розробив його батько Нассім Малуф.

Ця чарівна музика створює такий дивний ефект… відчуття, як у приємних снах — простий і загадковий світ, у який хочеться поринути, наче у воду.

Знову «долари петра»

Вінсент Корнел. Цікавий дядько: американський дослідник ісламу, що спеціалізується на вивченні суфізму, мусульманин, навернувся наприкінці 1960-х.

Ось, занотована мною на слух, цитата з його радіо-інтерв’ю на тему насилля та кризи у сучасному ісламі:

Now today through the influence of Wahhabi doctrine, which has been disseminated through all the world partly as a result of petrodollars […] partly as a result of the alliances between Saudi Arabia, […] Wahhabi intelligentsia of Saudi Arabia, along with groups such as The Muslim Brotherhood. This literalistic sort of corporate “form vs. content” view of religion has become more widespread that it ever was in the history of Islam.

Разный мультикультурализм. Опыт Запада и Царьграда

М-культурализм сейчас принято ругать повсеместно — уже не только недоразвитые части мира плюются на него, но и Запад принялся «пересматривать отношение». Чего греха таить, я и сам м-к-зм попинывать полюбляю. Да это и немудрено, когда смотришь на то, что происходит на Западе.

Между тем, лично у меня м-к-зм всегда вызывал двоякое отношение: мне симпатично многообразие — культурное, кулинарное, бытовых традиций, — но совсем не нравится подавление доминирующей культуры, замалчивание проблем сосуществования и игнорирование принципиальных отличий, как будто все культуры не просто равны, но и буквально одинаковы в своей сути.

Беда в том, что нынешний м-к-зм, выросший из западного «кающегося» постколониализма, своими вычурными перегибами и засильем проблем ставит под удар саму идею мультикультурности, многокультурного сосуществования. Создается дихотомия «мультикульти—плавильный котел» и когда м-к-зм терпит поражение, то кроме «котла» как бы альтернативы не остается.

Между тем, я убежден, что принцип «одна страна — один народ» не есть единственной альтернативой мертворожденному западному м-к-зму. Здоровая мультикультурность возможна — примеры можно найти в истории.

Я предлагаю обратить внимания на Город, который вырос на перекрестке морей, континентов, культур. Сегодня его чаще всего называют Стамбул.

***

Он самый, осень 2012. Вид на азиатский берег с отреставрированными ялы, развалинами некой крепости и пестрыми босфорскими многоэтажками

Стамбул — город безусловно колоритный и прекрасный, но не без ощущения, что это лишь тень былого великолепия. Чему же в большей степени обязан Стамбул своим очарованием: Османской империи, Византии, позднему Риму? Думаю, все эпохи сыграли свою роль. Но в каждой из них есть то, чего почти нет сегодня и то, что, по моему глубокому убеждению, является источником великолепия этого места. Это культурное разнообразие, многокультурность, мультикультурализм.

Сегодня в Царьграде тотально доминирует одна культурная традиция. Среди его жителей исключительно мало армян, евреев, славян, греков, кавказцев и др. Удельный вес разных традиций не сравнить с тем, что было в любую эпоху до Турецкой Республики, которая в несколько этапов вышибла разнообразие. Например, во время расцвета Османов, большинство населения города исповедовали христианство (греки и армяне). И назывался он Константиния (Стамбул стал официальным названием уже при Ататюрке).

Безусловно, монокультурность — не приговор. Кроме этно-культурного есть и другие разнообразия, жизнь продолжается. Но в случае с этим городом есть важные нюансы. Его можно сравнить с фонтаном. Смысл фонтана в движении воды. Когда воды нет, фонтан выглядит красиво, но удручающе — ему не хватает того, что было его сутью. Так и тут: пространство, созданное многокультурностью для многокультурной жизни, увядает без нее.

Чем же отличался царьградский м-к-зм, например, времен Османов от того, что мы видим на Западе сегодня? Отличий масса, есть более заметные, есть менее, но можно указать хотя бы на тот факт, что не-мусульмане, даже составляя большинство, были поражены в правах. Просто такова политика исламского права. Закон их защищал, но и четко указывал им на место. Еще один важный момент: они были обязаны с большим пиететом относиться к основной культуре империи, оскорбление или игнорирование исламской традиции жестоко каралось.

***

Может сложиться впечатление, что это никакой не м-к-зм, а вариант «котла». Убежден, что это в корне неверное мнение. Ведь власть, хоть и стимулировала переход в свою традицию, но весьма умеренно: никто не закрывал армянские школы, не запрещал иудейские книги, не мешал молиться или ставить представления на греческом языке и т.д. и т.п. Подобное отношение нельзя сравнить с практикой «плавильных котлов» — и империй-котлов вроде Российской, и, тем более, национальных государств.

С национальными государствами вообще беда. Идеальное национальное гос-во — это Франция межвоенного периода, когда от языков и традиций множества ее народов остались рожки да ножки. Впрочем, надо признать, что у нац. гос-ва республиканской формы правления фактически нету другого пути, кроме жесткого «плавильного котла», ведь принцип «одна страна — один народ» — суть нац. гос-ва.

Что же нужно, чтоб стал возможен успешный м-к-зм, а не его самоубийственный западный вариант? Мне кажется, что здесь важно, чтоб людей разных культур объединяло что-то большее, чем формальность (вроде гражданства). Полагаю, что теоретически это может быть живая, сильная монархическая традиция, точнее сам концепт присяги, подданства — не на словах, а глубоко в сознании. Также, возможно, это могут быть и какие-то общие ценности. Главное, чтоб они были ценны для всех сожительствующих культур. Т.е. в принципе это может быть и то же гражданство, вернее Гражданство как некий культ (подход Сент-Экзюпери, подобное хоть и отчасти, но практикуется в США), когда представители культур будут воспринимать ЭТО как нечто самоценное.

Права человека и демократия, насколько можно судить, не очень справляются с ролью общего сверхценного, и уж совсем этот набор не работает с современными мусульманами. Я думаю, пока не созданы приемлемые для них и европейцев общие ценности (или не вернется в силе феодальный взгляд на мир), построить здоровый м-к-зм с абс. большинством из них невозможно, потому для мусульман остается лишь вариант с «плавильным котлом». Потому лучше поскорее придумывать что-то новое/вспоминать старое, лишь бы иметь возможность продвинуться по оси «ассимиляция—терпимость» поближе к середине, ибо в долгосрочной перспективе, как мне кажется, хуже «котла» только политкорректный мульти-культи.

Монотеїзм vs політеїзм

Одразу з кількох джерел побачив посилання на дуже цікаву статтю «Думки про ідею етнічних релігій: Єдність чи Єдиність (одність)?»:

Власне монотеїзм Близького Сходу несе із собою поняття єдиності. Це поняття виключає існування іншого бога/богів, іншого закону, іншого способу поглядів та життя. Монотеїстична думка не може прийняти тієї дійсності, що так званий “закон божий” не є всезагальним, тому усі прояви інших “законів”, усі докази не всезагальності бажаного “закону” зазвичай просто знищуються. Монотеїзм не терпить порівняння, він намагається бути одним-єдиним, незрівнянним, відкидаючи все, що не є ним.

Мені Християнство нині подобається настільки, наскільки воно далеко від суворого семітського монотеїзму. Я симпатизую самітництву та монахам, іконам і скульптурам, святим заступникам і Богині-Матері (в музеї Св. Софії купив собі пергаментну закладку з моїм улюбленим божеством Х. пантеону — Богоматір’ю),  неоплатонізму і аристотелізму отців Церкви. Також симпатизую і опонентам Х. ортодоксії — гностикам, т.зв. єресям та синкретичним культам. Не всім, звісно. (Той-таки Іслам якийсь час вважався християнською єрессю.)

На мою думку, саме в Ісламі монотеїзм набуває найбільш суворої і категоричної форми. Іслам — справжнє авраамічне відродження, найсильніший удар по свободі особистості і по різнобарв’ю суспільства. Тож, чи має дивувати його переможна хода в наші дні? Але вона має бути спинена — якщо не арійськими народами, то китайськими.

P.S.
До речі, навіть в суворій монотеїстичній стихії Ісламу можна помітити парадигмальні розломи. Арійські народи Ірану створили свою, пом’якшену, більш пристосовану до індоєвропейських традицій версію І. — Шиїзм. В індуїстських краях Іслам спочатку набув поширення у своїй суфійській версії. В індоєвропейській Албанії — аналогічно. Серед етнічних болгар-мусульман (помаків) І. також поширився у шиїтській чи суфійській (бекташі) версіях тощо.

Сирийский расклад. Алавиты

Послушал тут лекцию некоего салафитского проповедника об алавитах — отношение к этому интереснейшему рел. течению улучшилось настолько, что я начинаю с некоторым пониманием относиться к режиму Асада.

При этом, конечно, я не поддерживаю методы, с которых начинал раскручиваться маховик насилия в Сирии — кровавые рейды отрядов асадовского (алавитского, как я понимаю) ополчения против тогда еще безоружных горожан. Но нельзя игнорировать тот факт, что большинство сирийских христиан (и др. меньшинств) мало заинтересованы в триумфе почти насквозь суннитской оппозиции.

Христиан, алавитов, друзов и др. не-мусульманские группы на Бл. Востоке нельзя оставлять на произвол судьбы. Пусть в Сирии время господства алавитов уже прошло, но нельзя позволить, чтоб они были разгромлены суннитским большинством (алавитам вообще может грозить геноцид). Цивилизованным странам (Западу с Китаем) необходимо способствовать созданию и поддержке нового мирного равновесия в сирийском регионе.

США, да и ЕС, похоже, уже начинают понимать, что в Сирии не стоит горячиться и помогать всеми силами вооруженной оппозиции, которая не контролируется светской оппозицией в изгнании и все больше дрейфует от социально-экономической платформы протеста к исламистской платформе (и за счет прыбитя элементов извне и за счет соотв. сдвига у местных бойцов).

Файный ответ

Понравился диалог, увиденный где-то в ЖЖ:

— Сколько бы продержалась израильская армия против армии России?
— Зачем Армии обороны Израиля такое количество военнопленных?

Мусульманские трущобы Европы. Погружение

Документальный фильм на иврите, но есть русские субтитры. Здесь прямая ссылка.

Вкратце: израильтянин, говорящий по-арабски, путешествует по мусульманским гетто в Европе, прикидываясь арабом. Мальмо, Копенгаген, Брюссель и Монферме (пригород Парижа). Это пиздец реально — что там творится… Я, честно говоря, в шоке. Сходу кажется, что Старушке просто пиздец.

Европа должна исправить свой путь. Посмотреть правде в глаза для начала, например, перестать себе врать и успокаивать себя благоглупостями о том, что все ОК и все само собой рассосется-интегрируется.

Тут дело даже не в исламском фундаментализме, нет. Т.е. он есть, но он пока имеет в основном потенциальную силу и опасность. Там просто полное отсутствие привычной культуры, цивилизации в ее привычном мне, например, понимании (как это выглядит для холеных европейцев — даже не могу представить). Варварство. Чужая, агрессивная псевдокультура (уклад, нрав — культурой это назвать язык не поворачивается). Чужие культуры бывают очаровательные и милые, но эта точно не из таких.