Совлекоша с Мене ризы Моя [in da Hagia Sophia]


Древний византийский хорал Εξέδυσαν με τα ιμάτιά μου (They Undressed Me from My Clothes). Исполняет о. Никодимос Кабарнос.

Насколько я понял, это не просто очередное исполнение известного произведения. Тут штука в том, что с помощью современных технологий пытались добиться такого звучания, как если б это исполнялось в храме Святой Софии с ее невероятной акустикой. Интересно… и божественно, чего уж там.

Усталость от ксенофобии и немного Стамбула

Наблюдение за собой: я начинаю уставать от ксенофобии.

Чувство острого отвращения к себе и окружению за нашу бесконечную ксенофобию бывало и раньше, но теперь оно приходит чаще. И задерживается на дольше.

Вот я много читаю об исламе в последнее время. Так вот, этой религии стоит отдать должное: она сравнительно редко сочетается с нетерпимостью этнической или расовой (слышал лишь об одном ярком эпизоде: презрение пуштунов-суннитов к хазарейцам-шиитам в Афганистане).

Конечно, христианство в теории категорически отвергает все виды нетерпимости, кроме нетерпимости ко греху (не грешнику). Но на практике христианские общества оказываются куда более ксенофобски настроенными, чем мусульманские. Так было в истории, так есть и сегодня. Вины учения Христа тут нет. Наоборот, неприятно представить, что это были бы за общества — покоренные северными варварами, с разрушенной Античностью, но без христианского учения.

Достаточно посмотреть на империи этих двух миров: с Арабским халифатом, Османской империей и Кордовским халифатом по степени этнической терпимости может равняться небось лишь Габсбургская империя, да и то в последний век своего существования.

В этом сила ислама — даже радикального — не в их традиции брезговать людьми, отличными от племенного «канона».

***

Вспоминаю Стамбул. Внутренний двор мечети Султанахмет. К местному верующему подходит негр и на английском спрашивает, где вход для мусульман. Турок не морозится, лихорадочно крестясь, а приветливо отвечает на вопрос, хотя и говорит по-английски слабо. Но он пытается понять, интересуется собеседником, они говорят друг другу “brother”.

— Откуда ты, брат? — Из Амстердама. — Много там наших братьев? — Хватает, хвала Аллаху (улыбается). Приехал сюда посетить древние мечети…

Я очень хорошо запомнил эту сцену. Трудно представить себе подобное отношение к чернокожему единоверцу из далекой страны в какой-нибудь украинской или российской лавре.

Вообще, тогда во дворе Султанахмет я обнаружил какую-то удивительную атмосферу. Спокойствие, расслабленность, теплота.

Я сел на мраморные плиты, смотрел на людей, минареты, мрамор и котов. Там было удивительно, неожиданно для меня, хорошо.

***

Я перестаю удивляться гипертрофированной толерантности Запада. Может это компенсация? И, если по справедливости, то Западу еще очень и очень долго нужно быть толерантными в кубе дурачками, чтоб хотя бы попытаться восстановить гармонию, с учетом всего «хорошего», что было сделано за века дикой нетерпимости. Исчезнут за это время? Обидно — пропадет много хорошего. Но закономерно — получили так много от Христа, а воплотили так мало, уподобляясь нерадивому рабу из притчи (Ев. Луки, кажется, конец 12 гл.).

Разный мультикультурализм. Опыт Запада и Царьграда

М-культурализм сейчас принято ругать повсеместно — уже не только недоразвитые части мира плюются на него, но и Запад принялся «пересматривать отношение». Чего греха таить, я и сам м-к-зм попинывать полюбляю. Да это и немудрено, когда смотришь на то, что происходит на Западе.

Между тем, лично у меня м-к-зм всегда вызывал двоякое отношение: мне симпатично многообразие — культурное, кулинарное, бытовых традиций, — но совсем не нравится подавление доминирующей культуры, замалчивание проблем сосуществования и игнорирование принципиальных отличий, как будто все культуры не просто равны, но и буквально одинаковы в своей сути.

Беда в том, что нынешний м-к-зм, выросший из западного «кающегося» постколониализма, своими вычурными перегибами и засильем проблем ставит под удар саму идею мультикультурности, многокультурного сосуществования. Создается дихотомия «мультикульти—плавильный котел» и когда м-к-зм терпит поражение, то кроме «котла» как бы альтернативы не остается.

Между тем, я убежден, что принцип «одна страна — один народ» не есть единственной альтернативой мертворожденному западному м-к-зму. Здоровая мультикультурность возможна — примеры можно найти в истории.

Я предлагаю обратить внимания на Город, который вырос на перекрестке морей, континентов, культур. Сегодня его чаще всего называют Стамбул.

***

Он самый, осень 2012. Вид на азиатский берег с отреставрированными ялы, развалинами некой крепости и пестрыми босфорскими многоэтажками

Стамбул — город безусловно колоритный и прекрасный, но не без ощущения, что это лишь тень былого великолепия. Чему же в большей степени обязан Стамбул своим очарованием: Османской империи, Византии, позднему Риму? Думаю, все эпохи сыграли свою роль. Но в каждой из них есть то, чего почти нет сегодня и то, что, по моему глубокому убеждению, является источником великолепия этого места. Это культурное разнообразие, многокультурность, мультикультурализм.

Сегодня в Царьграде тотально доминирует одна культурная традиция. Среди его жителей исключительно мало армян, евреев, славян, греков, кавказцев и др. Удельный вес разных традиций не сравнить с тем, что было в любую эпоху до Турецкой Республики, которая в несколько этапов вышибла разнообразие. Например, во время расцвета Османов, большинство населения города исповедовали христианство (греки и армяне). И назывался он Константиния (Стамбул стал официальным названием уже при Ататюрке).

Безусловно, монокультурность — не приговор. Кроме этно-культурного есть и другие разнообразия, жизнь продолжается. Но в случае с этим городом есть важные нюансы. Его можно сравнить с фонтаном. Смысл фонтана в движении воды. Когда воды нет, фонтан выглядит красиво, но удручающе — ему не хватает того, что было его сутью. Так и тут: пространство, созданное многокультурностью для многокультурной жизни, увядает без нее.

Чем же отличался царьградский м-к-зм, например, времен Османов от того, что мы видим на Западе сегодня? Отличий масса, есть более заметные, есть менее, но можно указать хотя бы на тот факт, что не-мусульмане, даже составляя большинство, были поражены в правах. Просто такова политика исламского права. Закон их защищал, но и четко указывал им на место. Еще один важный момент: они были обязаны с большим пиететом относиться к основной культуре империи, оскорбление или игнорирование исламской традиции жестоко каралось.

***

Может сложиться впечатление, что это никакой не м-к-зм, а вариант «котла». Убежден, что это в корне неверное мнение. Ведь власть, хоть и стимулировала переход в свою традицию, но весьма умеренно: никто не закрывал армянские школы, не запрещал иудейские книги, не мешал молиться или ставить представления на греческом языке и т.д. и т.п. Подобное отношение нельзя сравнить с практикой «плавильных котлов» — и империй-котлов вроде Российской, и, тем более, национальных государств.

С национальными государствами вообще беда. Идеальное национальное гос-во — это Франция межвоенного периода, когда от языков и традиций множества ее народов остались рожки да ножки. Впрочем, надо признать, что у нац. гос-ва республиканской формы правления фактически нету другого пути, кроме жесткого «плавильного котла», ведь принцип «одна страна — один народ» — суть нац. гос-ва.

Что же нужно, чтоб стал возможен успешный м-к-зм, а не его самоубийственный западный вариант? Мне кажется, что здесь важно, чтоб людей разных культур объединяло что-то большее, чем формальность (вроде гражданства). Полагаю, что теоретически это может быть живая, сильная монархическая традиция, точнее сам концепт присяги, подданства — не на словах, а глубоко в сознании. Также, возможно, это могут быть и какие-то общие ценности. Главное, чтоб они были ценны для всех сожительствующих культур. Т.е. в принципе это может быть и то же гражданство, вернее Гражданство как некий культ (подход Сент-Экзюпери, подобное хоть и отчасти, но практикуется в США), когда представители культур будут воспринимать ЭТО как нечто самоценное.

Права человека и демократия, насколько можно судить, не очень справляются с ролью общего сверхценного, и уж совсем этот набор не работает с современными мусульманами. Я думаю, пока не созданы приемлемые для них и европейцев общие ценности (или не вернется в силе феодальный взгляд на мир), построить здоровый м-к-зм с абс. большинством из них невозможно, потому для мусульман остается лишь вариант с «плавильным котлом». Потому лучше поскорее придумывать что-то новое/вспоминать старое, лишь бы иметь возможность продвинуться по оси «ассимиляция—терпимость» поближе к середине, ибо в долгосрочной перспективе, как мне кажется, хуже «котла» только политкорректный мульти-культи.

Отельный Коран

В стамбульском отеле, в котором мы останавливались, в шкафчике каждого номера (довелось пожить в двух) лежал Коран. Как в лучших американских традициях — «Holy Bible в прикроватной тумбочке» :-) Шикарная пестрая глянцевая книга с золотым тиснением:

Только этой красивой книге кто-то сильно поцарапал обложку и слегка помял страницы внутри. За такое руки бы поотбивать
Читать ее тяжело из-за глянцевости страниц и цветастости текста, хотя, как я понимаю, цвета там не для красоты

На обороте книги написано, что Коран этот постояльцам не продается, ибо издан ограниченным тиражом по спец. заказу сети отелей.

Ну, и еще одна фотка на религиозно-бытовую тематику — чтоб два раза не вставать. Сделана «от бедра» как яркая иллюстрация различных моделей поведения, которые пока еще мирно уживаются в современной Турции:

Две подружки — два мировосприятия. Хрупкая идиллия. Парк Гюльхане, 28 ноября

В связи с этим хочу еще поделиться своим наблюдением о состоянии хиджабизации прекрасного пола в центральных районах Царѣграда. Мне показалось, что ситуация обстоит где-то так: девушки от 12 до 30 лет — примерно 50/50, женщины после 30 и до 60 — больше без хиджаба, бабуси старше 60 — снова где-то поровну в платке и без. Видел немало дам и в никабе (включая молодых).

Граффити и пр. забавное в Бейоглу

В ходе вечернего использования бардака по прямому назначению, внезапно пришла мысль сделать небольшой фото-пост с использованием некоторых наших с женой фотографий стамбульского района Бейоглу.

Тематику подборки я бы определил как «забавный бред». Порядок — хронологический = произвольный с т.зр. стороннего наблюдателя. Фотки я не обрабатываю ибо а) не умею б) не вижу смысла.

Анархистские антикапиталистические нео-османисты не дремлют
Формально подобные виды должны удручать, наверное, но на меня даже такая типа разруха произвела какое-то довольно радостное впечатление. Не далась мне с первого визита легендарная «стамбульская тоска»
Сверху вообще-то видна Галатская башня, но фотографировался классный уличный рисунок с забавной девчушкой
Котов мы снимали много, это отдельная тема. Но здесь я увидел черного котенка, который, позавтракав, сидит и читает утреннюю прессу и уже приготовил себе первую сигарету (шоб лучше прошел утренний туалет, гг)
Красиво и настолько символично, шо каждый может себе додумать любой глубокий символизм
Турецкие коммунисты тоже не дремлют. Их штаб-квартира — на центровой барыжной улице Стамбула (Истикляль кажись)

Аллергия на английский

Читал в Википедии о Вертинском и обратил внимание на занятный абзац:

В Голливуде Вертинскому предложили сняться в фильме на английском языке; артист хорошо владел немецким и в совершенстве — французским, но (согласно Е. Р. Секачевой) «не переносил английскую речь». Вертинский получил совет от Марлен Дитрих — «преодолеть отвращение любого нормального человека и взять себя в руки», но сделать этого не сумел и потому отказался от съёмок.

Я, к сожалению, не владею ни немецким, ни французским, но при звуках английской речи тоже не прихожу в восторг. Говоря откровенно, английский я считаю самым некрасивым из всех языков, которые мне доводилось неплохо расслышать.

И так обидно, что хорошие артисты разных народов слишком часто идут, скажем так, по пути Марлен Дитрих, а не Александра Вертинского. Уродуют свой репертуар английским (который я считаю терпимым лишь в неск. жанрах). Самый же худший вариант — перепевать на английском иноязычные песни.

Помню, как-то так мне досадно стало за песни Шакиры, исковерканные английским языком. Насколько чужда ему испанская энергетика, ритмика, дух этих песен! Хотя английский и притворяется, будто ему все к лицу. Но фальш не скроешь.

Вообще такая досада берет от того, что именно английский становится мировым — не испанский, не французский, не немецкий или итальянский…

***

У меня хороший слух, я с детства пародирую голоса, потому, пусть с некоторым усилием, но вполне могу организовать себе неплохое произношение на английском. Включая акценты. Но когда пришлось не в тепличных условиях говорить по-английски, то я, сначала несознательно, а потом сознательно, стал говорить с таким зычным славянским акцентом. Во-первых, мне так проще, во-вторых — приятнее.

Когда были в Стамбуле, на последнем завтраке в отеле мы сидели за столиком с жителем Нью-Йорка. Трохи поговорили. Кроме прочего, американец жаловался, что ему тяжело найти общий язык с турками, и спрашивал, как управляемся мы. Я ответил, что у нас все ОК (на английском я нашел взаимопонимание почти со всеми, с кем вступал в контакт). Он что-то пошутил по этому поводу, а потом обратился к официанту (тот знал только ориндж/томато джюз, ти/кофи, ес/но/окей) с зубодробительной тирадой — вопросом на счет погоды сегодня в будущем времени. Официант неловко улыбнулся, но ничего не смог ответить :-)

Кусок Золотого Рога. Вид из окна отеля

Вакханалия бардаков

Приобрел в Стамбуле себе чайный сувенир — пару стаканчиков с блюдцами для традиционной турецкой чайной церемонии. Как мне объяснили, такой стаканчик называется «бардак».

Сегодня пили из них низкосортный турецкий черный чай (другого в Турции, кажется, не делают, но он своеобразный, мне нравится).

А чуть позже освятили бардаки, начав с их помощью купленную в duty-free бутылку доброй текилы. Восславили древнего бога милой сердцу Фракии. О, гряди, Дионис благой! :-)

Сбыча мечт

За эту неделю мне удалось воплотить следующие давно сформировавшиеся мечты:
– совершить ночной полет над большим городом;
– ступить на землю самой большой части света — Азии;
– посетить одну из главных святынь Христианской культуры и Европейской цивилизации — собор Святой Софии:

Минареты Святой Софии не к лицу. Они ей как зуб в ж, если честно. Вообще Айя-София — это нечто невероятное, грандиозное и прекрасное. Там просто надо побывать.